Версия для печати
Фото из сети

Велика тайна сия есть

Он был легендой Львова. И ушел, как уходят легенды. Погиб случайной, нелепой смертью. Два удара ножом в сердце от какого-то забулдыги на остановке.
 
В последние годы он не был знаменит. И время его прошло. Но его самого и его песни львовяне помнили и любили.
 
Он не шел в политику, как сделали это Вакарчук, Билозир и Лыжичко. И поэтому в отличие от большинства из них даже со спадом популярности его песен, он оставался любимцем львовян, которые, слушая Лесика, вспоминали свою молодость.
 
Его песни были написаны с юмором, который, единственный, помогает понять и раскрыть противоречивую и странную и для поляка, и для россиянина душу львовянина. Человека, сильно запутавшегося меж двух миров, западным и русским. Мечтающего стать свободным, но так, чтобы теперь и у него самого были униженные и покорные, чувствующие всю свою неполноценность - рабы.
 
Одного из обезличенной толпы "ярких и самобытных патриотов - покорителей Донбасса", бредущей на работу в Польшу и дальше на Запад. А потом, точно так же, толпой, штурмующего пограничные переходы, чтобы побыстрей вернуться домой в условиях карантина. И не каждая жена, охотно принимавшая деньги заробитчанина, пускает его сегодня домой. Потому что коронавирус, и вин може заразыты дитей.
 
Как и когда, каким непостижимым образом пламенный и узнаваемый патриот Украины, не жалеющий себя на баррикадах против своей украинской власти, превращается в серого и не имеющего своего лица, запуганного и покорного гастарбайтера, работающего на чужую страну? Кто знает, кто знает... Велика тайна сия есть.
 
А потом он вернется в Украину и будет учить других украинцев постигнутой им западной жизни. Может быть, вся проблема в этом, что учат свободе и жить по-западному нас рабы?
 
Галицкое безудержное веселье раскованных 90-х, символом которого была его группа Лесик-бенд, сменится затем безработицей и гиперинфляцией при Кравчуке, с его "кравчучками", приватизационной стабилизацией при Кучме, которая, как все надеялись, дав расхапать народное добро наиболее умелым и вертким новым украинцам, в итоге сумеет обеспечить зажиточную западную жизнь и для наемного труда в Украине.
 
Но вместо этого новые собственники шустро и споро принялись обеспечивать себе миллиардные состояния и свою несменяемость в политической власти Украины, напоказ меняя лишь своих политических шутов и скоморохов, с помощью которых они выжимали и выжимают из украинцев последнее.
 
Ах, Лесик, Лесик, как нам сейчас не хватает твоих насмешливых песен, в которых ты смеешься над нами, молодыми, наивными и доверчивыми!
 
Смешливые песни Лесика - это горькие шутки снова и снова обманутого украинца, выросшего на социальной уравниловке СССР и разочаровавшегося в ней, но так ничего и не нашедшего в западном мире, куда он ринулся со всем своим энтузиазмом и смекалкой простонародья. Это вой в глубине души своей порядочного и живущего для других советского человека, пусть и с подозрительной львовской пропиской, в новой пустыне западных волков, где каждый - сам за себя, в которой он пытается выжить и выдать свою неприспособленность к новой жизни за песню и шутку.
 
При всей своей абсолютной и эталонной галицкости, ставший символом Львова Лесик парадоксальным образом - типично русский художник. "Этот стон у нас песней зовется". Лично мне он запомнится таким.
 
"Да ну мене нашо, мамаша, бігме
Як би знала ніколи на світ не пускала.
Загнали в блокаду,
Всі стали вовками і з дуру будують Канаду".
 
 
Назад в архив Версия для печати