Реквием по старикам

Нет, я не буду писать о том, как наше элитное быдло прилетело из Куршавеля и теперь требует особого лечения в убитых ими больницах, которые находятся в ограбленной ими стране. Не буду, потому что наш нищий народ, вместо того, чтобы плюнуть элитному быдлу в рожу и сказать «расслабься и наслаждайся», за сотню, сунутую за услуги, будет им, как сможет, угождать.
 
Это неизлечимо. Украинский феодальный сюр…
 
Нет, я хочу написать о стариках, которые умирают во всех странах. О тех, кто встретил врага на передовой, прикрыв нас от первого удара.
 
На днях это убожество по фамилии Емец, что было назначено министром Здравоохранения, рассказал, что не надо тратиться на тесты, потому что доживают люди в Украине только до 65 лет, а после этого они – трупы. В комментариях к постам я иногда встречаю такие перлы: «Да ладно, этот вирус косит одних стариков». Хочется спросить – а у вас, подонков, нет родителей? Вас под забором нашли? Вы что без корней, без памяти, без совести, без Бога существуете?!
 
До сих пор, ни на одно мгновение я не расстаюсь со своей бабулей, которая умерла в 94 года. Я продолжаю безумно любить ее и часто разговариваю с ней. Я знаю, что виновата перед ней. Помню, по утрам, за завтраком, она хотела поговорить со мной, рассказать, что прочла и что думает, а я заглатывала кофе, раздражалась и бежала на работу. Впереди у меня был день, полный проблем, ведь надо было зарабатывать деньги…
 
Я вам расскажу, кто такие старики.
 
Это не особи, которые бесполезны, потому что они выполнили свою репродуктивную функцию. Это не граждане, которые являются бременем для государства, потому что этим гражданам надо выплачивать пособия для выживания. Это не паразиты, которые потребляют ресурсы. Это не бессмысленный балласт, от которого природа пытается избавиться.
 
Старики – это те же дети. Они также беспомощны, они также часто болеют, они также капризны, они бывают такими же неопрятными, забывчивыми и невразумительными. Они также мало спят. Только в детях все это умиляет, а в стариках раздражает. Дети только начинают свою жизнь, а старики ее заканчивают и должны освободить жилплощадь. Отработанный биологический материал… Они могли бы передать накопленный опыт, но за последние двадцать лет между поколениями пролегла слишком глубокая трещина из технологий и диджитализации. Молодежь, не прочитавшая ни одной книги, не знающая, что такое философия жизни, постоянно смотрящая себе в руку, где зажат мобильник, с недоразвитыми мозгами и душами, не может понять стариков. Просто не в состоянии.
Молодое поколение выросло на видеоиграх, где убивают, но не испытывают боли. Жизнь для многих восемнадцатилетних такая же игра, из которой можно в любой момент выйти. У этого молодого поколения не формируется постоянная привязанность к чему-либо.
 
Они всегда могут отключиться от проблем, ощущений и людей, которые их не устраивают.
 
Наши юные и бездуховные, подвесив себя на виртуальную цивилизацию, не понимают одного – одно усилие хакера и всей их цивилизации придет конец. И тогда они окажутся один на один с самими собой. Ни на что не способными. С чем они, привыкшие смотреть себе в руку, останутся?
 
Раньше у некоторых народов была традиция слушать стариков. Теперь старики одиноки. Над ними смеются. Их укоряют их возрастом. Быть старым – чуть ли не преступление. Ведь в разворованной стране нет денег для стариков.
 
Поэтому старики сбиваются в стаи. В компании таких же, как они сами, они меньше стыдятся своих морщин и своей старости, которую общество молодых и здоровых все более откровенно ставит им в вину. Ведь молодые должны работать для того, чтобы старикам
было из чего платить пенсии. Так зачем они нужны?
 
Не лучше ли, как сказал Емец? После 65 все равно труп. Так почему бы не пустить в расход, чтобы не отягощали пенсионный фонд?
 
Если есть возможность, они переселяются в дом престарелых, где наблюдают, как постепенно уходят в мир иной их друзья, вздыхающие через стенку. Если такой возможности нет, они живут одиноко в своих скромных городских квартирах, комнатах или покосившихся сельских домах, отдавая последнее за свет и газ. Пухлые министры назначают им пенсии из того, что не было украдено. Из остатков, а так как воруют много, то остается на стариков совсем мало.
 
Отношение к старикам, которое сейчас так явно вылезло наружу, тоже одна из сторон нашей цивилизации, зашедшей в тупик.
 
Молодежь тупо и настырно не понимает одного – они тоже станут стариками. И быстрее, чем им кажется. Время летит быстро.
 
Мобильник в руке и заработанное бабло не поможет остановить время. Молодость каждый день остается все дальше позади, впереди только один вариант – старость. И смерть. И никакой кураж не спасет.
 
Старики, также, как и дети, очень уязвимы. Одни только узнают жизнь и, поэтому, часто пугаются, а старикам предстоит путешествие в неизведанное. Им тоже страшно. Они пытаются храбриться, держаться и даже чем-то отвлекаться, но, не сомневайтесь, они постоянно думают о том, что их жизнь прожита и гадают, что будет там, за чертой вечности?
 
Что же вы, подонки, делаете их виноватыми в том, они состарились?
 
На самом деле, Реквием - это поразительной красоты и трагизма музыка. Вместе с Моцартом, я посвящаю ее всем старикам, умершим и умирающим. Они останутся в моем сердце вместе с моей дорогой бабулей. А бездушным особям, которых и людьми-то назвать нельзя, которых сожрали жадность и безразличие, хочу сказать следующее: вы особенно не прыгайте, старики встретили эту болезнь, которая всех уравняет, на переднем фланге, но придет и ваша очередь. И врата Ада для вас будут открыты…
 
Назад в архив Версия для печати