Фото из сети

Обнулить Украину

Или Как Кремль втягивает украинскую власть в свою псевдонормальность
 
Борьба с пандемией Covid-19 породила у части наблюдателей и участников политического процесса иллюзию (предположение), что в условиях экономического кризиса и вызовов перед каждой из стран, можно добиться от России прекращения войны на Донбассе. 
 
Имею в виду, в том числе, недавнюю статью экс-послов США в Украине Уильяма Тейлора, Стивена Пайфера и Джона Хербста на сайте «National Public Radio», в которой они предложили США и их союзникам, как вариант, отменить международные санкции против России, если президент РФ Владимир Путин завершит военное вторжение в Украину.
 
То, что привлекается внимание к теме военной агрессии России в Украине, в условиях концентрации внимания сейчас всех в мире на своих внутренних ситуациях – это, безусловно, в плюс. Война ведь, несмотря на пандемию, продолжается. Только вот сегодня ничего не говорит о том, что Кремль готов уйти с Донбасса. 
 
Показателем является не только то, что военный шантаж (с целью навязать Украине свои условия, то есть, добиться капитуляции) и дальше продолжается. Но и то, что интенсивность РФ на других направлениях «гибридной войны», тоже не снижается. Это: 
 
1). Информационные спецоперации и кампании (за период действия карантина СБУ выявила 154 агитатора, которые распространяли фейки о коронавирусе; также заблокированы более 2000 соответствующих интернет-сообществ с общей аудиторией более 700 000 подписчиков; интернет-контент подобной тематики распространяется в основном с российского информпространства); 
 
2). Подготовка диверсионно-террористических операций внутри Украины (на днях мы наблюдали разоблачение высокопоставленного агента ФСБ, генерал-майора СБУ Валерия Шайтанова). 
 
О пропагандистских информационных кампаниях России, связанных с темой Covid-19, сообщалось и в других странах. Один из последних громких прецедентов – ситуация вокруг помощи РФ Италии. Итальянская газета La Stampa, написавшая о разведывательном характере российской миссии, скрывающемся под предлогом «помощи» в борьбе с вирусом, потом столкнулась еще и с давлением со стороны Минобороны РФ.
 
Цель всех этих кампаний России – понятна. Дестабилизация ситуации в разных странах, создание недоверия, работа на фрагментацию общества. В общем, ничего нового. Даже в условиях, когда экономика России ухудшается быстрее экономик других стран – имею в виду не только пандемию как причину, но и стремительное падение цен на нефть, которое спровоцировали действия самой же РФ. Но это, видимо, уже привычка, сформированная за последние 6 лет, действовать исключительно в логике дестабилизации и разрушения. 
 
В этом смысле, когда в России говорят о необходимости новой «нормализации», то это большой обман. Это псевдонормализация, потому что никакого конструктива (о признании собственных ошибок вообще речь не идет) нет, и не предвидится, судя по инерции действий российской власти. 
 
Как долго будет продолжаться агрессивный курс – во многом, видимо, зависит от ситуации в самой России. Допускаю, что она может быть динамичной. Но пока давление и шантаж Кремля продолжаются, Украине очень важно выдержать это время и не позволить России втянуть себя в псевдонормализацию. А для этого надо понимать, как действует Россия, и я бы выделила три направления приложения усилий России.
 
Во-первых, втягивание Украины в двусторонний формат. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров еще до пандемии Covid-19 заявлял, что не видит причин для встречи «Нормандского формата», который планировался на апрель в Берлине. По причине того, что, якобы, Украина ничего не сделала за это время, в частности, для имплементации «формулы Штайнмайера». 
 
Но при этом в публичное пространство вбрасывалась информация о готовности возобновить работу посла. Потом эта информация, правда, опровергалась, но реакция изучалась. А двусторонний формат (который в миниатюре сейчас реализовывается по линии «Андрей Ермак-Дмитрий Козак») России выгоден по нескольким причинам. 
 
1). С пропагандистской точки зрения, России это позволяет сказать: смотрите, это же все Запад и отдельные украинские политики хотят поссорить украинский и российский народы, а мы вот общаемся. Ну, а дальше - втягивать Украину в тему возобновления экономического сотрудничества. И, в итоге, выйти на позицию роспропаганды: в Украине «внутренний конфликт», который спровоцировал Запад. 
 
2). Так легче переиграть неопытную украинскую власть, в которой есть много случайных людей, очень далеких от той сферы, которой они сейчас занимаются, навязав ту или иную «гибридность» (Консультативный совет в рамках Минска с участием «представителей» ОРДЛО – один из примеров такой «гибридности», как бы ни оправдывался глава ОП Андрей Ермак). 
 
Во-вторых, признание Майдана «госпереворотом». То, что сейчас делает ГБР в отношении Татьяны Чорновол, другим словом, как «позорище» – невозможно назвать. И не только ГБР – по словам Чорновол, обвинение против нее готовилось еще задолго до прихода Ирины Венедиктовой и Александра Бабикова в ГБР, то есть, это позиция власти, которая прорабатывалась давно. 
 
Но если отбросить эмоции, то во всем этом процессе привлечения к ответственности майдановцев, а не тех, кто убивал участников Майдана (а мы знаем, что Украина отдала России беркутовцев по обмену, которые теперь собираются доказывать в суде, что Майдан был «госпереворотом»), очевиден интерес Кремля. Ведь если доказать, что Майдан был «госпереворотом», то, выходит, что и аннексия Крыма, и война на Донбассе начались не потому, что Россия провела спецоперацию с «зелеными человечками» в Крыму и вторглась на Донбасс, а потому, что в Украине произошел «госпереворот», и эти территории сами «ушли» в знак протеста. То есть, это вина украинских политиков, а не российских. 
 
В-третьих, создание иллюзии, что через пошаговость можно прийти к миру. Неоднократно приходилось слышать от разных представителей украинской власти (от президента – до депутатов фракции «Слуга народа»), что Украина исходит из тактики, а не стратегии, и делает ставку на пошаговость. В то время, как Россия – наоборот, очень четко формирует горизонт своих целей (вопрос Крыма закрыт, на Донбассе «гражданская война», Майдан – это «госпереворот» и т.д.), и в своей пошаговости никогда не отступает от этой рамки. 
 
Владимир Зеленский никак не поймет, что Владимир Путин не решает задачу Донбасса саму по себе. Тема Донбасса неразрывно связана с общим подходом Кремля по Украине, включая Крым. Кроме того и прежде всего, Россия решает задачу снятия санкций, да еще так – чтобы не уйти с Донбасса, но при этом всю вину и ответственность свалить на Украину. Поэтому, никакая пошаговость не приведёт Украину к окончанию войны, если не начать с главного – с долгосрочных целей, которые и будут определять границы пошаговости. И начать нужно с того, что такое мир вообще (не только применительно к Донбассу, а в целом)? 
 
Деятельность лидера любой страны включает в себя три составляющие: стратегия (перспектива), команда и границы в компромиссах. Причём, стратегия, как раз – важнейшая составляющая, в значительной степени определяющая и две остальные составляющие. Как можно определять границы в компромиссах, если у вас нет границы (имею в виду стратегии, которая и очерчивает и задает рамку?). Это аксиома: если у вас не будет своей стратегии, то ее вам будет пытаться навязать другой – тот, у кого она есть, и Россия это уже делает.
 
Поэтому, возвращаясь к началу текста, к тому, что в условиях борьбы с пандемией Covid-19 могут появиться условия, способствующие прекращению войны, – это, прежде всего, вопрос для самой украинской власти. 
 
Повторюсь: Кремль не демонстрирует никакого стремления к миру, но политика украинской власти точно может (должна) стать более целостной. И публичная, и непубличная. 
 
Согласитесь, это ненормально, когда ОП называет субъекта агрессии абстрактно той стороной, а Владимир Зеленский говорит о «мире» в глазах Владимира Путина, а параллельно мы слышим, что СБУ разоблачила высокопоставленного агента ФСБ, который, видимо, был приставлен ретранслировать этот самый «мир» – в виде терактов в Украине. Причем, это касается не только разночтений в плане публичной позиции, информационной политики разных ведомств, но и в плане реальных ценностных позиций вообще (дело против Татьяны Чорновол как раз это отчетливо показало, кто есть кто – никто при здравом уме и памяти не может одобрять этих действий ГБР). Как и ненормально искать виновных в войне России против Украины в Украине. 
 
Майдан не может быть ценой якобы «мира» с Россией. Потому что, проиграв в главном, никогда нельзя выиграть в целом.
 
Назад в архив Версия для печати