Фото из сети

Грузинского разлива

По мотивам недавнего интервью Саакашвили и его назначения на должность главного «прокуратора реформ» в Украине

Прежде всего, о самих грузинских реформах и возможности их имплементации в нашей стране. На самом деле, перед нами классическая подмена понятий, смысловая фальсификация и медийная дымовая завеса.

Любая реформа – это, по сути, создание новой концепции общественного блага. Реформа – это создание всех необходимых предпосылок для «квантового» экономического прыжка целой страны из одного базового состояния в совершенно иное. 

В этом контексте, реформаторами были Ататюрк в Турции, Эрхард в Германии, Ли Куан Ю в Сингапуре, Дэн Сяопин в Китае. Даже Бальцерович в Польше. 

Во всех этих странах возникло новое качество экономики, политики, уровня жизни. Где-то преобразования дали блестящие результаты, где-то умеренные, где-то – они еще продолжают трансформироваться в более эффективные формы. Но, в любом случае, жизнь людей резко изменилась к лучшему. Они получили новое качество, новый концепт общественного блага. 

Что произошло в Грузии в результате «реформ»? Бедная страна осталась такой же бедной, с зарплатой в 300-350 дол. и пенсией в 70. Грузия не стала экспортером микросхем, электромобилей или, хотя бы, памперсов. Она, как и до реформ, продолжает экспортировать боржоми и вино, и значительная часть ее ВВП формируется за счет туризма. 

Это простейший вид сервисной экономики, с токсичными характеристиками в виде постоянного чистого оттока капитала в размере до 1 млрд. дол. в год (видать, деньгам инвесторов не очень уютно в эпицентре реформ) и еще большей трудовой миграцией. Безработица в Грузии в разгар реформ зашкаливала до 17-18% и лишь совсем недавно сократилась до 10-12%, что, впрочем, все равно много для реформаторского рая. 

О грузинских реформах и высоких темпах роста ВВП могут рассуждать лишь люди, которые не удосуживаются изучить специфику региональной экономики. А я детально изучал этот опыт, в том числе, экономику Армении, и могу сказать, что высокие темпы роста через канал трудовых переводов и денег диаспоры очень характерны для Закавказья в целом. 

Но у нас, почему-то, никто не изучает реформы премьера Армении Маргаряна, свергнутого президента Саргсяна и нового лидера Пашиняна. Причина, думаю, хорошо понятна. 

И самое главное – грузинские «реформы», кроме некоторых деталей, практически неприменимы в Украине. Например, возьмем модель таможни. 

Грузия практические все импортирует, следовательно, для обеспечения сектора туризма максимально дешевыми импортными товарами, нужно обнулить импортные пошлины и установить «зеленый коридор» для большей части заграничного ширпотреба. И эта страна практически ничего не экспортирует, следовательно, и здесь можно экономить на администрировании. Может себе позволить такую модель Украина с ее промышленностью и протекционизмом, который становится фактором выживания в изменившейся мировой экономической парадигме? Вопрос риторический. 

«Реформа» грузинского разлива – это рейстайлинг старой системы, тюнинг фасада в виде стеклянных офисов и упрощения сервисных функций государства, в виде мгновенной регистрации бизнеса и полиции, не берущей взятки на дорогах. Но регистрацию бизнеса можно упростить и на Луне, вот только желающих будет немного. Сам экономический уклад в Грузии так и не поменялся, и, значит, реформы (в истинном понимании этого слова), как таковой, и не было. 

Смею предположить, роль Саакашвили в Украине и не предполагает никаких реформ. Тем более, за два месяца, которые ему отвел президент. 

В упомянутом интервью, на вопрос о том, каким он видит выход Украины из кризиса, он ответил – дерегуляция. И этим ответом он выдал как полное непонимание специфики украинской экономики, так и ключевых трендов мировой экономической мысли. 

Так в чем же его роль? Думаю, не случайно в своем интервью он сделал резкий поворот мысли и внезапно перешел к теме недавних увольнений в налоговой, обрушившись с критикой на ее уволенного главу, хотя разговор шел явно о другом. Попутно он назвал ДФС вместо ДПС. Казалось бы, мелочь, но в мелочах, как известно, прячется дьявол. 

Такая оговорка говорит о том, что он не очень-то и в теме проводимой в Украине реорганизации налоговой службы. Не хотелось бы думать, что он читает с чужого листка, но пока, судя по таким оговоркам – все выглядит именно так. А это еще более опасно: сегодня он подставляет своими выступлениями плечо нынешней власти, а, значит, выполняет для наиболее турбулентной части общества роль «деда Панаса», рассказывающего сказочки для крепкого сна. А завтра, когда всем станет очевидна пустота предлагаемых «конструктов»? Ведь даже самый крепкий сон заканчивается под будильник кризиса. 

Если образно, то грузинские реформы – это такая белая лабораторная крыса, которой отрубили хвост и которую «захаерили» под морскую свинку. Но если в Грузии эти манипуляции закончились изгнанием самого Саакашвили и возвращением системы в состояние гомеостаза, то в Украине такие манипуляции могут закончиться намного быстрее и, самое главное, неопределеннее…

Алексей Кущ

Назад в архив Версия для печати